Previous Entry Поделиться Next Entry
«Партизаны» рискуют сердцем
Мальчиш Кибальчиш
egoriy08

«Приморские партизаны» утверждают, что им грозят смертью за общение с прессой из следственного изолятора
Двое «приморских партизан» заявили о давлении на них криминальных авторитетов


Фотография: РИА «Новости»

 

Двое из шести «приморских партизан», обвиняемых в убийствах сотрудников милиции, вооруженных налетах, грабежах и других преступлениях, с интервалом в два дня заявили о давлении со стороны высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов и криминальных авторитетов, «сотрудничающих со спецслужбами». На давление пожаловались Александр Ковтун и Алексей Никитин. Подсудимые считают, что таким образом им хотят запретить общаться с журналистами, с которыми обвиняемые наладили контакт сразу после начала судебного процесса. Следователи говорят, что скептически относятся к жалобам «партизан».

Во вторник на давление после Алексея Никитина пожаловался еще один «приморский партизан» Александр Ковтун. Всего за решеткой сейчас находятся шесть молодых людей, объявивших в 2009 году охоту на сотрудников милиции, которые, как утверждают «приморские партизаны», крышевали изготовление и продажу наркотиков в Кировском районе Приморского края. Помимо Никитина и Ковтуна в убийствах, кражах, бандитизме, посягательстве на жизнь и других преступлениях обвиняются еще четверо молодых людей — брат последнего Вадим Ковтун, Роман Савченко, Максим Кириллов и Владимир Илютиков. Еще два «партизана» — Андрей Сухорада и Александр Сладких — были убиты при задержании. Все они в 2009 году объявили охоту на сотрудников милиции, которые, как говорят обвиняемые, крышевали изготовление и продажу наркотиков и контрабанду леса на родине партизан, в Кировском районе Приморского края.

О жалобе Александра Ковтуна на давление «Газете.Ru» сообщили в Ассоциации адвокатов России за права человека (ААРЗПЧ): Ковтун, а до этого Никитин сами обратились к правозащитникам.

В обращении Ковтуна, которое поступило в ААРЗПЧ, говорится, что угрозы жизни и здоровью «приморских партизан» исходят от криминальных авторитетов, «сотрудничающих со спецслужбами».


Это первое обращение Ковтуна к правозащитникам и СМИ — до этого на контакт с внешним миром выходил исключительно Алексей Никитин. Вначале Никитин через своего адвоката передал журналистам заявление с подробным описанием мотива охоты на милиционеров и фамилиями сотрудников правоохранительных органов, которые крышевали, по его словам, изготовление и продажу наркотиков в Кировском районе Приморского края, откуда родом партизаны. «В Кировском районе действовала группа из сотрудников милиции и прокуратуры, под прикрытием которой в районе продавали наркотики. У ребят был конфликт с наркоторговцами: им не нравилось, что при попустительстве местной милиции, прокуратуры и ФСКН в районе свободно продается героин и выращивается конопля», — заявляла «Газете.Ru» после окончания предварительных слушаний в Приморском краевом суде 9 июня адвокат Алексея Никитина Нэлли Рассказова. В заявлении «партизана», которое есть в распоряжении «Газеты.Ru», говорится, что конфликт молодых людей с «бандой сбытчиков и дилеров» начался еще в 2007 году. В декабре 2007 года Никитин, Сухорада и Илютиков вместе с несколькими молодыми людьми решили выяснить причины жестокого, как утверждает автор, избиения их общего друга Дмитрия Ванина. За этим они решили отправиться к обидчикам Ванина — Константину Поберию и его друзьям.

«Обращался ли Ванин в милицию, я не помню, но если даже и обращался, то без смысла, — пишет в своем письме Никитин, — так как Поберий и его банда имели статус дилеров и сбытчиков наркотиков, работающих на кировских сотрудников милиции — Василия Скиба, Руслана Безугленко, Евгения Соболева, Валерия Лекарева, Антона Кращенко».

Договориться у молодых людей не вышло: разговор, как пишет Никитин, перерос в драку. Спустя несколько дней Ванину, Никитину и другим было предложено встретиться вновь, уже в другом месте. «Партизаны» вместе с друзьями согласились встретиться, но, придя на место, обнаружили там несколько машин милиции. Они попытались уйти, но дорогу им перегородил черный джип, из которого вышли Поберий с несколькими молодыми людьми: в руках у них были охотничьи ружья и другое огнестрельное оружие. Началась стрельба, молодые люди попытались убежать, и один из них получил ранение в голову, пишет Никитин. Раненого отнесли в гараж Никитина — там часть молодых людей решили спрятаться от преследования со стороны «банды Поберия». Однако вскоре к гаражу приехали сотрудники милиции Кировского района вместе с теми, кто несколькими часами ранее покушался на Никитина и его друзей. В заявлении рассказывается, как полицейские вместе с людьми Поберия избивали тех, кто находится в гараже, ногами и подручными средствами, а потом скрылись. С этого момента, по словам Никитина, за ним и его друзьями началась настоящая охота со стороны «наркоторговцев» и сотрудников милиции РОВД Кировского района. Для «партизан» ситуация усугубилась, когда через некоторое время они попытались поджечь одно из полей конопли, которое якобы принадлежало правоохранителям и торговцам наркотиками. «С данных событий все и началось», — заключает Никитин в своем письме.

Как утверждает Нэлли Рассказова, заявление Никитина, которое свидетельствует о том, что «ребята скорее отстреливались, чем нападали» и частично объясняет мотивы так называемой «охоты на милиционеров», пропало из материалов уголовного дела, поскольку следствию и обвинению выгодно, чтобы молодые люди выглядели не жертвами милицейского произвола, а «обыкновенными бандитами». Сам Никитин был задержан после того, как самостоятельно пришел в прокуратуру Кировского района, чтобы подать заявление и объяснить причины действия своих друзей.

Спустя несколько дней после того, как адвокат Никитина передала его заявление СМИ, «партизан» продолжил свое общение с прессой, дав интервью журналисту Аркадию Бабченко. В интервью, которое было опубликовано в блоге Бабченко 14 июня, Никитин сообщает о пытках, которые в его отношении применяли полицейские Владивостока.

«Они меня вообще избивали конкретно. Вот когда меня сюда привезли во Владивосток — 29 июля 2010 года, когда я пришёл в прокуратуру Кировского района, чтобы подать заявление, — меня оттуда в три часа дня забрали оэрчешники (сотрудники ОРЧ-4 Владивостока, которые осуществляли оперативное сопровождение по делу «партизан». — «Газета.Ru), привезли сюда во Владивосток, по дороге избивали, в Уссурийск ещё завезли на часик, избили конкретно, а когда сюда привезли, подняли на 9-й этаж на Карбышева, 4, на 9-м этаже в кабинете… зафиксировали наручниками, и всё, после этого надевали пакет на голову, я курил тряпку через противогаз, то есть мне надели противогаз, в шланг напихали тряпки, подожгли. Я астматик, я ни разу в жизни не курил, и меня вот этой тряпкой пытали, я этой тряпкой дышал на протяжении трёх дней…» — говорит Никитин в интервью.

Александр Ковтун также утверждает, что его пытали, но уже в СИЗО.

После интервью, как сообщил Никитин правозащитникам в минувшие выходные, к нему в камеру зачастили высокопоставленные сотрудники правоохранительных органов Приморья. По словам Никитина, которые передают правозащитники, правоохранители потребовали от него письменно опровергнуть информацию о пытках, отказаться от интервью, а также обвинить СМИ во лжи. В случае отказа Никитину якобы угрожают смертью «от сердечной недостаточности».

В Следственном управлении Следственного комитета по Приморскому краю заявляют, что учитывают все поступившие жалобы от подсудимых. Но подчеркивают, что относятся к ним скептически.

«Следствие всегда проверяло жалобы, с которыми выходили «партизаны». Но ни одна из них так и не подтвердилась, — заявили «Газете.Ru» в краевом СУ СК — Но вообще у следствия позиция, что все заявления — лишь один из способов защиты». Началась ли проверка по заявлению Никитина и Ковтуна об угрозах в их адрес, в приморском управлении Следственного комитета сказать затруднились.


?

Log in

No account? Create an account